Книга "Зеленый медведь"

Москва, 2006. По поводу заказа книг писать издателю Игорю Белому: igor@beliy.ru

Зеленый медведь

В тринадцать пятнадцать на главном вокзале

из поезда вылез зелёный медведь.

Его провожали прохожие в зале

весьма удивлёнными взглядами, ведь

 

стояла погода, которой в угоду

все краски поблёкли и спрятался смех,

и, в общем, не поздне-осенняя мода

зелёный, слегка вызываюший мех

 

при климате нашем. Медвежий папаша

сыночка встречал, прислонившись к стене.

Весьма удивлённый. Слегка разозлённый.

Отнюдь не зелёный, а бурый вполне.

 

Мамаша медвежья, сыночка одежду

узревши и ставши, чем он, зеленей

от злости, воскликнула: "Боже мой! Где ж я

сумею в течение праздничных дней

 

твой мех отстирать, если нету корыта,

в стиральной машине сломался замок

и даже химчистка сегодня закрыта?

Хоть раз обо мне ты подумать бы мог!"

 

Но сын ей ответил: "Прекрасно на свете!

Всё в розовом свете, и слышится вальс..."

"Ты болен?"  "Здоров! Я с прекрасной коровой

вчера обручился. И вот мы у вас!

 

Подруга со мною,  и осень весною

становится, в явь превращаются сны!

Траву вместе с ней ем, и мы зеленеем

от этой травы и от этой весны!"

 

Но тут расступилась внезапно толпа, и

застыли прохожие, впав в забытьё,

увидев: по залу корова ступает,

и луч золотой провожает её.

 

Корова была абсолютно зелёной -

рога и бубенчик и кончик хвоста,

зелёной, как листья! И смотрит влюблённо

влюблённый медведь. И вокруг неспроста

 

послышались вдруг соловьиные трели,

и звуки капели, и чья-то свирель.

И все, что смотрели, внезапно запели,

внезапно ноябрь превратился в апрель.

 

И солнечный луч, точно огненный провод,

влюблённых пронзил и сильнее связал.

Расправили крылья медведь и корова,

взлетели и в вальсе покинули зал.

 

И тучи, рассеявшись, солнце открыли,

и пенилась радость, залив берега.

У многих в толпе тоже выросли крылья!

А кой у кого появились рога...

 

И видели все в половине второго,

как, неба заполнив простор слюдяной,

два облака плыли: медведь и корова.

И солнце светило. И пахло весной.

 

Ноябрь 2001


Слава Богу...

Слава Богу, что не всё «слава богу»,

слава Богу за добро и за зло.

Слава Богу, что отпущен в дорогу,

я в дороге – значит, мне повезло.

 

Будет долгою она иль короткой,

будут славить иль камнями швырять,

дай мне веру, дай мне силы, чтоб кротко

«Слава Богу!» каждый раз повторять.

 

Если можно, то не взыскивай строго,

не испытывай меня на излом,

милосердным, если можно, будь Богом,

и не надо «по делам – поделом».

 

Милосердным, а не праведно строгим,

не спешащим, если что, наказать...

И, пожалуйста, закончив дорогу,

дай мне силы «Слава Богу!» сказать.

 

1999

Я вышел в утро

Я вышел в утро. Птахи пели.

Вставало солнце из купели

и, отряхнув с себя росу,

горстями сыпало в лесу

недолговечные алмазы.

Февраль, прикинувшись апрелем,

такими птицами кричал,

такими трелями звучал,

что ясно становилось сразу

всё то, что это означать

могло, вернее, означало!

Я слушал – и во мне звучать

иное начало начало.

 

02.02.2002

Аз-Буки-Веди

Зверел Кирилл. Кирял Мефодий.

Не шла работа, хоть убей.

Курился ладан. Средь угодий

гонял мальчишка голубей.

 

Дождь стих. Повеяло сиренью.

Бежали тени по песку.

Кирилл, измученный мигренью,

провёл ладонью по виску.

 

Пробилось солнце. Деловито,

руладу пробную послав,

запел скворец. Ждал алфавита

через неделю Ростислав.

 

Скворец зашёлся, как вития.

Скворец собой заполнил сад.

Назад тянула Византия,

но не было пути назад.

 

Он глянул в сад, взывая к чуду.

Там, за окошком из слюды,

через сырой песок повсюду

бежали ижицей следы.

 

И, ощущая волю Божью,

застыл растерянно Кирилл.

Потом схватил перо и с дрожью

значок несложный повторил.

 

Нарисовал похожий. Вроде

посимпатичнее на вид.

Орал скворец. Храпел Мефодий.

И начинался алфавит. 

 

Февраль 2004

За окном дождя чечётка

За окном дождя чечётка.

Дома пасмурно, нечётко,

но зато есть чай и ром.

За окном, конечно, хуже.

Злой автобус лупит лужи,

мстя за мерзкую погоду

неповинным пешеходам...

Много хуже за окном. 

 

Февраль 2006

Лине (Поварёшка на стене...)

Поварёшка на стене у окошка.

Ночь, как кошка, улеглась, от ходьбы

подустав, и притаилась, как кошка.

Мы сидим с тобой и чистим грибы.

 

Мы с тобою припозднились немножко,

и носами мы клюём в унисон.

На пол падают то шляпка, то ножка.

Мы с грибами погружаемся в сон.

 

Свет сознания в глазах наших тухнет,

опускаются усталые лбы.

И нам снится, что мы ночью на кухне

засыпаем, не дочистив грибы.

 

Октябрь 2004

Идиллия

Ветерок едва ласкает,

не тревожа никого.

Всё уютно, всё сверкает.

Вечер. Город. Рождество.

 

Вечер тихо догорает.

Колоколенка с холма

благосклонно озирает

благонравные дома,

 

Поспешившие налиться

света каплями впотьмах.

Благодушие на лицах,

благолепие в умах.

 

В этот час предновогодний

всё украшено окрест...

Будь распят Христос сегодня –

как бы был подсвечен крест! 

 

декабрь 2000

Козяв Козявыч

Кто по школе муравьиной

вереницей лестниц длинной,

раздавая нагоняи,

бродит, ужас нагоняя,

и глядит из-под фуражки

так, что бегают мурашки?

 

Муравьёв, Козяв Козявыч, –

муравьиной школы завуч! 

 

Октябрь 2004

Некурящий и непьющий

Некурящий и непьющий,

мало, правильно едящий

и в минувшее глядящий

без досады и стыда,

а в грядущее без страха,

но без ожиданья чуда...

Я таким, увы, не буду,

слава Богу, никогда.

 

2004

по радуге над летом

Если радугу из мая

дотянуть до октября

и по радуге над летом,

как по мостику, гулять,

 

сверху лета не рассмотришь,

но, по мостику идя,

можно будет дёргать солнце

за торчащие лучи.

 

Октябрь 2004

Спокойная, размеренная жизнь

Спокойная, размеренная жизнь

спокойного, размеренного утра.

Солидная, размеренная смерть

в такое органичней, чем всегда.

И очевидней: сколько ни кружись,

а в океан вольётся Брахмапутра.

И прекратится эта круговерть.

И это, вероятно, не беда. 

 

Апрель 2004

Источник вдохновения

На батарее пыль и по углам.

Бутылок батареи. Хлам повсюду.

И всюду книги. Грязную посуду,

разбросанную по столам,

в один присест не вымыть. И спасать

порядок неохота. Проще вынуть

бумагу, ручку, стул к столу придвинуть

и это безобразье описать.

 

ноябрь 2005